Свеча памяти

10:19 22 июня
191
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
проект ред.jpg
Вечереет. Над небольшим уютным селом Красный Яр улеглась пыль, которую подняло стадо, возвратившееся домой с пастбища. Уже утихли звуки тугих струй молока, бьющих в подойник. В окнах домов зажглись огоньки. Во дворах - никого. И лишь небольшая группа женщин в тёмных платочках, часто шагая, как небольшая стайка, сбившись поближе друг к другу, почти не слышно переговариваясь, двигается вдоль сельской улицы. Никто не наблюдает за ними, но даже дети знают, что это вдовы пропавших без вести и погибших солдат идут на вечернюю молитву к могиле безымянных лётчиков на сельском кладбище.
В их числе и Мария Ульянова, 1915 года рождения. Она в июне 1941 года проводила на фронт своего мужа Ивана. А в начале 1942 года пришло похоронное извещение о том, что он пропал без вести. И больше ничего… Неизвестность вгрызалась в душу и сердце. И в то же время думалось: может быть жив? А может, лежит где-то в безымянной могиле, как «наши лётчики»? И спешила она к безымянной могилке с самолётиками на оградке как на свидание со своим Ванечкой…
У каждой из этих женщин была своя история и в ней – свой Ванечка. И негде им было облегчить душу и помолиться за дорогих им мужчин. Захоронение лётчиков стало для них священным местом, куда они тайно приходили и пели молитвы об упокоении усопших душ. Горели свечки. Их отблеск падал на скорбные лица, которые больше напоминали лики. И так продолжалось много лет. Пока были живы жёны и матери.
Никто не вызывал их на «беседы», хоть и шла тогда борьба с религиозными проявлениями. Все понимали святость происходящего и не хотели оскорблять память о погибших. Память тех, кто реально здесь похоронен, и тех, кто остался где-то далеко, пав на местах боёв второй мировой войны.
В итоге эта могила стала местом, где происходили и религиозные, и светские обряды.
К пасхе здесь всем миром наводили порядок, следили, чтобы по христианскому обычаю на могилке всегда стоял стаканчик, наполненный водой. На 9 Мая здесь проводили митинги.
Особая аура чувствуется здесь и сейчас. О ней открыто сказал священник Ртищевского храма, который через 78 лет впервые отслужил на этой могиле заупокойную молитву, назвав погибших поимённо.

***

1942 год. Стоял необычно знойный октябрь, поражавший по ночам ярким звёздным небом. В ночь с 9 на 10 октября 1942 года в небе над селом Красный Яр ярко вспыхнувшей звездой появился самолёт. Люди распознали его по звуку: «Наш».

Но мотор работал с перебоями, а потом самолёт, вспыхнув свечкой, полетел вниз и ударился о берег Хопра.

На другой день все шли в контору местного колхоза, где были установлены три гроба с останками погибших лётчиков. Так появилась на кладбище безымянная могила. Хотя приезжали представители спецслужб и воинской части, оцепили место падения самолёта и вывезли всё, что могло представлять опасность для людей. А вот имена погибших не обозначили…

Лишь через 78 лет в рамках редакционного проекта «Помнить – это не только вспоминать», сотрудники газеты «Сельская новь» вышли на поисковый отряд «Рубеж» города Балашова. Его руководитель Алексей Булгаков заинтересовался этой темой. И в июле 2020 года поисковики дважды выезжали на берег Хопра. Они обнаружили место падения самолёта.

К сожалению, родственники нашлись только у Василия Краснопольского. Сейчас в этом поиске помогает «Российская газета» и Союз журналистов России. Как минимум у одного лётчика остались родственники, поскольку в Интернет-галерее участников Великой Отечественной войны недавно были выложены его фотографии.

Восьмого августа 2020 года на сельском кладбище и месте падения самолета села Красный Яр состоялся торжественный митинг, посвящённый памяти погибших лётчиков, имена которых теперь известны. На митинге были родственники пилота Краснопольского, гости из Ртищевского, Балашовского, Турковского районов.

пам.JPGИ вот, спустя 4 года, 7 мая 2024 года в Красном Яре состоялось новое торжество, на этот раз по поводу открытия нового обелиска на месте гибели лётчиков с портретами молодых и красивых ребят, которые отдали свои жизни за Родину. Сейчас место их захоронения изменилось до неузнаваемости. И поначалу было сомнение: останется ли оно таким же притягательным для людей, как долгие годы до этого. Не потеряет ли свою святость? Не изменится ли его аура?

Побывав там, могу точно сказать: всё осталось по-прежнему. Это захоронение не будет забыто. За ним продолжают ухаживать. Сюда приносят цветы. Недавно здесь сотрудники сельской администрации высадили хвойники. Место остаётся особо почитаемым и значимым.

Как и место падения самолёта. Для того, чтобы его обозначить, на нём за собственные средства более 20 лет назад установил памятник уроженец Большой Журавки Александр Авдошин. Рядом теперь стоит обелиск уже с портретами героев, который поставил племянник Василия Краснопольского - Василий Бумагин.

Память жива. Самое главное, что эта история не стирается из памяти поколений с уходом из жизни последних её свидетелей.

И горит, горит свеча памяти в душах жителей Красного Яра и Большой Журавки!

Ольга Хмельнова.