Крепкой любви война не помеха!

15:25 20 июня
314
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться

Любовь между мужчиной и женщиной… Что и кто может противостоять этому ярчайшему проявлению жизни? Через все испытания проходит настоящая любовь, и ничто не может помешать ей, сломить её, даже если не были вслух произнесены главные слова. Именно так было у баклушинских жителей Матрёны Нуждовой и Николая Новоженина.

Они учились в старших классах школы, но ни дня не провели наедине, встречая рассветы, ни разу не подержались за руки. Лишь искали друг друга глазами и встречали в ответ взволнованные взгляды. Может быть, когда-нибудь представилась бы в дальнейшем возможность остаться наедине. Но грянула война.

22 июня 1941 года. Фашисты, нарушив мирный договор, напали на нашу Родину. Первые дни замешательства сменились лихорадочной работой. Начался призыв на фронт. Он проводился активно по всем городам и весям.

Николай Новоженин, только что окончивший школу, тут же был призван на фронт. Размеренная деревенская понятная жизнь сменилась сутолокой вокзалов. Эта толкотня и неразбериха сначала поразили его на станции Кистендей. Сюда изо всех сёл прибывали новобранцы, их тут же работники военкомата и военные формировали в подразделения и сажали в вагоны. Пыхтели, пускали клубы дыма паровозы. Иногда раздавался их особый звук, будто рёв взбунтовавшегося зверя, словно возвещавший беду. Состав за составом уезжали призывники в неведомую даль. Николай протолкался к окну и искал напоследок взгляд Матрёны. Он хотел встретиться с ним, словно получить благословение, оберег и надежду. Он знал: она была тут же, на перроне. Но в этой толкотне увидеть любимую не удалось…

Как выяснится позже, девушка в этот момент всеми правдами-неправдами пыталась уехать на фронт. Она влезла в вагон. Запряталась за спины призывников. Но совершить задуманное ей не удалось. В вагоне поезда, готового к отправке на станции Кистендей, её нашли работники военкомата и приказали выйти, поскольку колхозу нужны были механизаторы, и впереди ждала уборка хлебов. Ей популярно объяснили: твоя война - на полях колхоза.

* * *

Поезд тащил вагоны с новоиспечёнными солдатами на фронт более двух суток. Наконец - передовая. По плану ребят прежде должны были подготовить, хотя бы научить знанию матчасти, поскольку это была артиллерийская дивизия. Их требовалось также научить стрелять, да просто научить военной дисциплине. Но война не дала времени на эти обязательные мероприятия. Фашисты пёрли настойчиво и активно, уничтожая всё живое и строения вокруг. Шли танки, летели самолёты. Поначалу могло сложиться мнение, что ни о какой обороне и речи тут быть не может.

Но ребята смогли мобилизоваться. В состав артиллерийского расчёта подразделения Николай попал с ребятами из Тулы. На бегу им рассказали, как надо стрелять по врагу, при этом особо напомнили, что если сдашься немцам в плен или из-за страха покинешь свой боевой пост, то последует наказание вплоть до расстрела. Тут же в качестве командира расчёта прибыл некий сержант Лавров. Ему и было приказано сдерживать с группой напор врага.

… Бой продолжался долго. Думали, и конца ему не будет. Горело всё: и земля, и люди, и танки. Небо заволокло чёрным дымом. Казалось, что в этом пекле выжить невозможно. Но Лавров был крепкий орешек. Он тут же мобилизовал свою группу. Думать и переживать стало некогда. Новоженину было приказано подносить снаряды. И так их подносить, чтобы не было и секунды простоя. Впечатление сложилось такое, что конца и края этому не будет. Никто не предполагал, что на чудом устоявший расчёт после пехоты врага пойдут танки. Много танков.

Лавров, видимо, прошедший перед этим многое по жизни, не растерялся, а скорее наоборот, мобилизовался на надвигающуюся армаду. Первый танк, затем второй - горят. Но и расчёт выдыхается. Падает один, затем второй боец. Остались в живых Лавров и Новоженин. Закончились снаряды. Лавров приказывает отходить.

По лесу и болотам бежали долго. Страшно хотелось есть. На опушке увидели сожжённую деревню. На её краю выжил маленький сельмаг. Зашли в него: на полусожжённом прилавке лежал ящик с расплавленными конфетами - голышками. На них и набросились. Больше из съестного ничего не было. Двинулись дальше, не теряя времени. К своим. Они находились недалеко. Когда добрались, начался допрос. Казалось бы, воевать надо. О каком допросе может идти речь? И вот команда - строиться. Вывели их к обрыву - берегу речки, зачитали приказ: "За мародёрство расстрелять Лаврова и Новоженина".

Ударило в виски, мгновенно пробежало в голове всё, что было в короткой, по сути, жизни. И только взгляд Матрёны встал перед глазами, словно защищая от пули. И она действительно, пролетела мимо, лишь обожгла ухо. А командир Лавров упал замертво. …Минута раздумий. Раздаётся приказ: второй раз стрелять не положено. Значит, будешь жить, верой и правдой служить Родине дальше. Оступишься, всегда найдётся минута повторить этот процесс.

И Николай дальше с благодарностью продолжил служить Отечеству. Всё было: и награды, и различные почести. Случались тяжёлые бои, вылазки в расположение врага. Дошли до Берлина. Новоженин с честью вернулся домой в 1945 году.

Шёл с думой: как там Матрёна, жива ли, помнит о нём? Первая встреча подтвердила, что Матрёна Осиповна Нуждова всю войну ждала его, не имея на то просьбы любимого. Она верила: вернётся, будет рядом.

И вот они в сельском Совете села Баклуши. Брак зарегистрировали сразу же. И началась полная счастья жизнь. Родилась Любочка, любимая дочка. Николай Никитич работал бригадиром, мужиков-то было мало, одни бабы, а работы в бригаде - полно. Многое ложилось на его плечи. Затем потребовалось электриком поработать, он не отказался как былой солдат и от этой работы.

Матрёна Осиповна работала комбайнером, ловко управляясь со всеми неисправностями при работе, прославилась как лучший комбайнер. Её ценили и уважали в колхозе "Победа". Не раз награждали денежными премиями и ценными подарками. Николай Никитич тоже был ими не обделён.

Только в партию его так и не приняли. Райком партии отклонял кандидатуру. Видно, где-то в документах отражена была строкой "конфетная баталия".

Но Николай Никитич и Матрёна Осиповна были счастливой семьей, и на отказ райкома отвечали ударным трудом.

Радовала дочка, которая росла умной, развитой, трудолюбивой и ответственной. После школы поступила в Волгоградский мединститут. Её приняли сразу, поскольку в аттестате стояли одни пятёрки. Направили работать стоматологом в Подмосковье. Подмосковная Апрелевка стала для неё местом приложения сил, её домом. Здесь она создала крепкую семью. Сейчас им с мужем по 77 лет, но они молоды не по годам. Любовь Николаевна - известный в Подмосковье врач-стоматолог. Евгений трудится на своей даче и всё вспоминает и рассказывает детям, как ему в жизни повезло с женой, которой родители заложили основы преданности семье и взаимной любви супругов на всю жизнь.

Дочь с семьёй приезжают в село на родительские могилы, и живут с чувством великой благодарности им за то, что пронесли свои светлые чувства, свою преданность друг другу через войну и все жизненные испытания.

В суровое время жили Николай Никитич и Матрёна Осиповна. Любовь помогла им выстоять, выжить, победить…

Николай Мугрузин.