Илларион Зенин в битве за Ленинград

10:19 27 января
293
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Одним из наших земляков, получивших высокое звание Героя Советского Союза, стал Илларион Степанович Зенин (1916 – 1993), участник боёв за освобождение Ленинграда от блокады.
На малой родине чтят память Героя, поддерживают связь с его родными. Вот и 29 августа 2016 года, в день столетнего юбилея со дня рождения Героя Советского Союза Иллариона Степановича Зенина в селе Красное Знамя в Центре краеведения на его малой родине было многолюдно. Люди собрались, чтобы торжественно отпраздновать столетие со дня рождения своего знаменитого земляка. Торжественности мероприятию придавало присутствие на нём почётных гостей: внука Героя Советского Союза – Сергея Петровича Зенина, правнучки - Е.А. Зениной, представителя пограничного управления Саратова В.Г. Конюшева, председателя Совета ветеранов пограничных войск Саратова С.Г. Петрухина, члена Совета ветеранов пограничного управления Саратова Н.П. Троян, представителей ветеранской организации «Часовые Родины» Ртищевского отделения, представителей военного комиссариата Аркадака.
Волнение от торжественности происходящего невольно передавалось всем присутствовавшим на встрече. Да и как же не волноваться? Для многих краснознаменцев Илларион Степанович остался родным и понятным человеком, которого они знали не только в лицо, но и непосредственно общались с ним, когда он проводил отпуск на малой родине. Его детство, его семья были такими же, как и у большинства детей того времени.

Детство
Илларион Степанович родился в селе Андреевке (ныне Красное Знамя) на самой длинной и старинной улице села – Студенец - в семье крестьянина. Интересная подробность: мать его звали Степанидой, отца - Степаном. В семье было пятеро детей: Клавдия, Егор, Илларион, Яков, Иван. И в эту большую семью отец взял рано осиротевшего соседского мальчика Романа.
- Где пятеро, там и шестой - не помеха, - сказал он тогда жене и детям. Никто ему не возразил. Жили бедно, но очень дружно. Дети не понаслышке знали, как делиться последним куском хлеба с ближним, как честным трудом зарабатывать на хлеб.
Все дети посещали сельскую школу, учились хорошо.
Илларион Степанович рос спокойным, крепким парнишкой. Увлекался спортом: лёгкой атлетикой, лыжами. Со слов Анны Ивановны Зениной, старейшей учительницы села, был он спортсмен первоклассный! Часто занимал призовые места в районных соревнованиях. Спорт и выдержка, целеустремлённость и воля к победе привели его после окончания школы в Саратовский геодезический техникум. Здесь он тоже много занимался спортом. Через два года учёбы некоторое время работал землеустроителем в Аркадакском районе. Когда его призвали на службу в армию, решил стать кадровым военным, подал рапорт о поступлении в Саратовское военное училище НКВД. Здесь Илларион Степанович тоже посещал спортивный клуб, участвовал в соревнованиях, занимал первые места по бегу, лыжам.
В годы учёбы началась война. Выпуск офицеров был произведён досрочно. Илларион Степанович получил назначение в 35-й полк НКВД, который с первых дней войны вёл ожесточённые бои в Карелии.

Оборона крепости Орешек
Рота лейтенанта Зенина много дней не выходила из боёв. Одни были скоротечными, другие долгими и упорными. Полк отступал. Он отходил, теряя людей, но вместе с тем и обескровливал противника. Не раз приходилось вступать в рукопашный бой. В одном из таких боёв Илларион Степанович был ранен и попал в госпиталь. После лечения его направили командиром миномётной роты в дивизию НКВД, которая занимала оборону на подступах к Ленинграду. Миномётчики Зенина вели оборону крепости Орешек. Как пишет в материале об обороне крепости Орешек историк из Санкт-Петербурга Александра Смолич, 8 сентября 1941 года немцы захватили Шлиссельбург. Ленинград был окружен. Началась блокада. Доставку грузов осуществляли только по Ладоге. Зимой по льду. Дорога жизни проходила в 15 километрах к северу от Шлиссельбурга. Немцы рвались к Ладоге, но на пути стоял Орешек. Если бы Орешек пал, то не было бы Дороги жизни и следующих поколений ленинградцев тоже не было. В ночь на 10 сентября 20 разведчиков НКВД под огнём на шлюпках преодолели 400 метров с правого берега и заняли крепость. Так началась блокада и оборона Орешка, которая длилась 498 дней, до января 1943 года, когда был освобожден Шлиссельбург.
Приказ о создании гарнизона в крепости был подписан 11 сентября 1941 года. Гарнизон состоял из 300 человек: НКВД, пограничники, моряки-артиллеристы. Всего же в обороне острова принимало участие до 500 человек.
Жили в нижних ярусах башен: в Королевской - моряки, в башнях Флажной, Головкина и Головина – пехотинцы, в Светличной был медпункт. В башне Головкина находились командный и наблюдательный пункты. В бойницах стояли пулемёты, которые позволяли обстреливать некоторые улицы Шлиссельбурга.
Жили так. У стены стояли нары, посреди комнаты - стол с коптилкой из консервной банки. Для отопления - печка, сделанная из железной бочки.
Бойцы хорошо продумали систему обороны. По ночам зубилами, кирками, лопатами пробивали в стенах амбразуры, рыли траншеи для безопасного передвижения по крепости. Наблюдательные пункты были в башнях, на стенах, верхних этажах надзирательского и 4-го тюремного корпуса.
Полученные данные передавались артиллеристам, что позволяло результативно действовать – подавлять огневые точки, разрушать укрепления, уничтожать немцев.
Не хватало снарядов. В сентябре 1941 годы был установлен лимит – 3 снаряда на пушку, 3 мины на миномёт в сутки. Эта норма сокращалась и достигла одного снаряда на два дня. Весной 1942 остался только неприкосновенный запас. Артиллеристы решили проверить, не пригодны ли снаряды с затонувшей осенью баржи. Ночью к барже подошла шлюпка.
По нескольку раз бойцы ныряли в воду и, в конце концов, обнаружили лаз, который вёл в трюм. Под водой удалось снять крышки с нескольких снарядных ящиков и поднять снаряды.
Температура воды в это время года - плюс 4 градуса, течение очень быстрое.
Такие рейсы повторялись несколько ночей, пока снаряды не были перевезены в крепость. Большая часть оказалась пригодной для стрельбы. Немцы обстреливали в 7, 16 и 19 часов. Обстрелы продолжались по часу, по два часа. Педантично выпускали по 100 мин и снарядов. Иногда устраивали дополнительные «внеплановые» обстрелы. Камень и кирпич разбивались в пыль, которая поднималась и плотным облаком закрывала крепость так, что берега было не видно.
Привожу эти данные для того, чтобы было понятно, в каких условиях находился наш земляк.

После освобождения Шлиссельбурга был найден дневник немецкого офицера. Вот запись, относящаяся к 21 сентября 1941 года:
«Вот уже сутки стоит красная туча над крепостью. Десятки наших тяжёлых орудий бьют по ней беспрерывно. Из-за этой тучи не видно стен. Сплошной гром. Мы оглохли от этого шквала. А как они? Во всяком случае, я не хотел бы быть на их месте. Мне жаль их…
13 часов. Наши орудия прекратили огонь. Рассеялась туча. Крепость стоит, как скала с обгрызенными утёсами. Опять нам ничего не видно. Русские открыли огонь из крепости. Кажется, их ещё больше стало. Не поднять головы, их пули поджидают нас на каждом шагу. Как им удалось уцелеть?»
Весь остров был завален битым кирпичом и камнем, искореженным металлом. Во время обстрелов красная туча закрывала небо, становилось темно. Дышать было невозможно, надевали противогазы. По воспоминаниям ветеранов «взрывные волны становились зримыми. Они походили на морские, но двигались отвесно, опрокидывая людей, разбрасывая патронные ящики».
В руинах были сделаны траншеи и коридоры. В Орешке знали, какие места наиболее опасны при артобстреле, где необходимо пробегать, где пробираться, согнувшись. Было замечено, что интервал между разрывами тяжёлых снарядов составляет около двух минут. Они отсчитывали безопасное время, за которое можно было сделать перебежку. В соответствии с этими расчётами и были сделаны траншеи и коридоры.
Но над крепостью всегда реял красный флаг. Флаг вызывал у немцев ярость. Они били по башне. Однако им так и не удалось сбить флаг. Его поднимали снова и снова до тех пор, пока башню окончательно разрушили. Тогда флаг перенесли на колокольню Иоанновского собора.
Действовала переправа на правый берег. Привозили продовольствие и боеприпасы, отправляли раненых. Переправа постоянно обстреливалась. Обычно старались переправляться ночью. Чтобы уключины не скрипели, их оборачивали тряпками. Но всё равно немцы запускали осветительную ракету и начинали обстрел.
В гарнизоне погибло 182 человека. Половина, из оставшихся в живых, получила тяжёлые ранения. Раненые были эвакуированы.
Несколько десятков раненых умерли в госпиталях после эвакуации. Много людей погибли при переправах через Неву.
12 января 1943 года началась операция «Искра».
15 января наши войска вышли на окраину Шлиссельбурга. 16-18 января бои шли в городе. Орудия крепости поддерживали наши войска, так как знали каждую улицу и перекрёсток, каждый дом, где немцы могли оборудовать доты. Артиллеристы получили радиограмму от участников штурма Шлиссельбурга: «Спасибо за огонёк».
18 января автоматчикам гарнизона крепости был дан приказ овладеть укреплённой полосой на бровке Новоладожского канала. Блокада Ленинграда была прорвана!
Во время обороны крепости в полной мере проявился снайперский талант, зоркий глаз Иллариона Степановича Зенина. Не раз он брал винтовку с оптическим прицелом и выходил на передний край, следуя примеру отважных снайперов И. Вежливцева и П. Голиченкова, чьи имена гремели по Ленинградскому фронту. За мужество и стойкость коммунисты крепости приняли Иллариона Степановича в свои ряды.

История подвига
Дивизия наступала. В её первом эшелоне шёл батальон нашего земляка. В июне 1943 года капитану Зенину в числе других был отдан приказ прорвать оборону противника в направлении на Выборг. Исходный рубеж - противоположный от врага берег Чёрной речки.
Передний край вражеской обороны проходил по обрывистому, крутому берегу реки, изрезанному траншеями и ходами сообщения. Чуть заметными бугорками выделялись доты и дзоты. Подступы к обороне были прикрыты многорядными проволочными заграждениями и минными полями. На участке, где должен был наступать батальон капитана Зенина, противник имел два артиллерийских и три пулемётных дота. По расчётам врага, укреплённые позиции на Карельском перешейке были неприступными.
На рассвете 10 июня 1943 года войска Ленинградского фронта перешли в наступление. Зенин ещё ночью скрытно выдвинул батальон к берегу реки. Во время артиллерийской подготовки он первым в дивизии форсировал водную преграду и повёл подразделения на штурм вражеских укреплений.
Сопротивление противника усиливалось с каждой минутой. Ожили некоторые огневые точки. Под ливнем пуль бойцы залегли. Наступление приостановилось. В этот момент в цепи появился капитан Зенин. С автоматом в руках он выдвинулся вперёд, и все услышали его голос: "Коммунисты, вперёд!" Вслед за комбатом поползли к вражеским укреплениям по три-четыре человека из каждого взвода. Это были коммунисты и комсомольцы. За ними устремились остальные бойцы. В траншеи полетели ручные гранаты. Схватка была короткой. Враг был смят и уничтожен.
За первый час боя батальон Зенина углубился в оборону противника на четыре километра. Это был наибольший успех не только в полосе дивизии, но и во всей 21-й армии. Однако у небольшой деревушки бойцы вновь попали под сильный пулемётный огонь и вынуждены были прижаться к земле. На этот раз Зенин принял оригинальное решение: разгромить опорный пункт противника одновременным ударом с фронта и тыла.
По приказу Зенина рота старшего лейтенанта Рычихина совершила глубокий обход левого фланга обороны финнов и нанесла внезапный удар по опорному пункту с тыла. В это время другие роты атаковали противника с фронта. Враг в панике бежал, оставив на поле боя тяжёлое оружие и боеприпасы.
Успех батальона Зенина был немедленно использован нашим командованием. В образовавшуюся брешь командир дивизии бросил свой второй эшелон, а позднее на этом же участке ввёл в сражение свежие силы командующий армией. Оборона врага рухнула. Фашисты стремительно откатывались на Койвисто и Выборг.
В ноябре 1943 года старший лейтенант Зенин приступил к подготовке батальона к предстоящим боям в районе Невской Дубровки. В дальнейшем его батальон в составе 314 полка 46 дивизии принимал участие в боях за Кикерино, Лугу. В итоге за победу дивизия, в составе которой он вёл боевые действия, была названа "Лужская". В последующих боях батальон Зенина успешно взаимодействовал с партизанами и одним из первых ворвался на станцию Плюсса при её освобождении.
За боевые отличия в годы войны Илларион Степанович был награждён орденом Красного Знамени (1944 год), медалями "За боевые заслуги"(1947 год). Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" Иллариону Степановичу присвоили 21 июля 1944 года за личную храбрость и умелое командование батальоном при прорыве полосы противника на Карельском перешейке.

Письма с фронта
За строками с описанием подвига – смелость командира, его решительность, быстрый ум, умение владеть собой и принимать решения в экстремальных ситуациях. И за всем этим стоит человек с его переживаниями, чувствами. Но не узнать нам, каково было нашему земляку на фронте из писем, которые хранятся в музее села Красное Знамя. Они сохранились чудом. И на каждом стоит штамм «Проверено военной цензурой».
В письме от 4 декабря 1944 года Илларион Степанович писал брату Егору: «Защищаю колыбель революции, город Ленина. И я, брат, буду защищать этот город, пока в моих жилах течёт кровь и бьётся сердце, буду уничтожать немецких оккупантов».
26 июля 1944 года старшему брату Егору Степановичу пришло письмо от командира части полковника Гладенко. В нём говорится: «Дорогой Егор Степанович! С радостью сообщаю Вам, что Ваш брат, Илларион Степанович Зенин, отличился в боях по разгрому немецко-финских захватчиков под Ленинградом. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство Зенину Иллариону Степановичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда.
Сердечно поздравляем Вас, желаем Вам сил, здоровья, счастья, наилучших успехов в Вашей работе и жизни.
Командир части полковник Гладенко.
Полевая почта 37536.
Зам командира по п/ч майор Сунец.
Начальник штаба капитан Нерусов.
Парторг части капитан Челаков.
26 июля 1944 года.
Это письмо (по словам старожилов) обошло всё село. Люди плакали, радовались и гордились героем, своим односельчанином.
Были ещё письма. В одном из них Илларион Степанович писал о девушке, с которой познакомился на фронте. Звали её Лида. В итоге они создали семью, прожили вместе всю жизнь.

Школа – вклад в развитие малой родины
После войны Илларион Степанович остался в армии. Служил до 1958 года. Вынужден был уйти в запас по состоянию здоровья. Но и в мирное время за службу его награждали орденом Красной Звезды (1952 год), орденом Красного Знамени (1954 год). После увольнения в запас он преподавал в военном училище, работал начальником автоколонны одной из автобаз в Ленинграде. Город, который они защищали вместе с Лидой, стал местом, где они построили свою семью. Здесь родились и выросли их дети.
Илларион Степанович часто бывал в родном селе. Ежегодно приезжал сюда в отпуск вместе с семьёй и один. Он с удовольствием общался с односельчанами, радовался и переживал за них, видел их проблемы, многим помогал. Одной из проблем того времени (начало 60-х годов) было обветшавшее здание сельской школы. К нему с просьбой оказать содействие в строительстве нового здания обратился председатель колхоза Пётр Фёдорович Шишканов.
Илларион Степанович посчитал это делом чести. Он помог с оформлением документов на строительство, выделением средств, с приобретением строительных материалов, которые в то время было трудно достать. По словам учителя-ветерана Анны Ивановны Зениной, здание строилось очень быстро. И уже 1 сентября 1968 года школа распахнула свои двери для учащихся. Оно стоит и поныне. И, кажется, что от этих стен веет энергетикой Иллариона Степановича. Ведь он в эту стройку вложил свою душу.
Не случайно в год столетия Героя гости пришли к школе, где размещена мемориальная табличка, говорящая о том, что в этом селе жил и учился Герой Советского Союза И.С. Зенин. Конечно, он учился в другом, стареньком здании, от которого сегодня ничего не осталось. Но и к новому, современному зданию школы Илларион Степанович имеет самое непосредственное отношение.
Этот центр воспитания и образования многих поколений краснознаменцев ещё долгие годы будет хранить память о нашем земляке. На открытие школы Илларион Степанович попасть не смог по состоянию здоровья, но после неоднократно бывал здесь гостем. Для встречи с Илларионом Степановичем готовились общешкольные линейки и классные часы, на которых он рассказывал детям о своём детстве в селе, о годах учёбы, о войне. Он всегда вспоминал о товарищах своего детства, которые не вернулись с войны. Среди них были его друзья, с которыми он учился, занимался спортом.
Он любил вспоминать о своём детстве. Считал, что оно было хорошим, настоящим, о котором можно только мечтать.
В школе Иллариона Степановича помнят всегда. Его именем называли пионерские отряды и комсомольские группы. И сегодня о нём вспоминают ко Дню Победы 9 Мая, о нём рассказывают на Уроках Мира 1 сентября.
В день столетия Героя представители пограничного управления Саратова взяли немного земли с родины Иллариона Степановича. Теперь она будет храниться в их музее.
Дети, внуки и правнуки Иллариона Степановича живут в Петербурге. Приятно, что на празднование его столетия приезжали внук С.П. Зенин и правнучка Е.А. Зенина.
Татьяна Коноплина, учитель начальных классов первой категории, Екатерина Ильина, учитель истории и обществознания школы села Красное Знамя.

Использовалась следующая литература:
Краткий биографический словарь «Герои Советского Союза», том 1, М. 1987 год.
«За честь родной земли», С.-Петербург, 2005 год.
Н.М. Румянцев «Люди легендарного подвига», Саратов, 1968 год.
Воспоминания сыновей И.С. Зенина.
Материалы Центра краеведения села Красное Знамя.
Материалы встречи в селе Красное Знамя в честь столетия Героя.
Воспоминания ветеранов педагогического труда Анны Ивановны Зениной, Марии Тимофеевны Лёвиной.
Интернет-ресурсы.