30 Сентября description 00:36
Вернуться назад

11:41

20.03

0 230

"Верила, что вернётся" из рубрики "Просто ты умела ждать"

Я, Шапкина Татьяна Илларионовна,  дочь Беляева Иллариона Тихоновича, хочу рассказать об истории своей семьи. В «Сельской нови» был опубликован материал под рубрикой «Просто ты умела ждать». В нём рассказывалось, как солдат вернулся с войны после тяжёлого ранения, потому что его очень ждали дома. Я считаю, что мой отец вернулся после тяжелейших ранений тоже благодаря крепкому ожиданию мамы. Хотя в то время не принято было говорить о чувствах и показывать их, мы, дети, замечали, как  папа и мама по-хорошему относятся друг к другу. Мама ничего не рассказывала о своих переживаниях в годы войны, о том, как ждала она папу. Но он всегда был нужен ей, и мы тоже видели это.

В войну ведь по-разному уходили из дома на фронт. В большинстве случаев, конечно, женщины ждали и надеялись, молились, чтобы мужья вернулись. А некоторые оставались верны мужьям и после их гибели: одни поднимали детей после войны, и даже не думали о новом замужестве. Но бывало и по-другому.

Мой папа родился 15 августа 1907 года в многодетной семье в деревне  Полухино Аркадакского  района Саратовской области.  У него была самая обычная биография сельского парня.  Рос, трудился, помогал родителям, как и все деревенские мальчишки. Хорошо учился в школе. Окончил 4  класса. Семья была большая. О дальнейшей учёбе даже и речи не шло. Родители его много трудились.  Надо было помогать в домашнем хозяйстве.

Семья  спокойно приняла политические изменения в стране, коллективизацию, вступили в колхоз "Победа", в котором стал работать и отец.  В 1936 году женился. Тогда всем было материально нелегко. В 1938 году с женой и маленьким сыном,  в поисках лучшей доли, Беляевы уехали в Ставропольский край. Отец работал, мама занималась домашним хозяйством. Жизнь шла своим чередом. Но всё изменила война.

22 июня 1941 года Иллариона Тихоновича Беляева призвали в ряды РККА  Моздокским РВК Ставропольского края.  Мама осталась с малыми детьми.  Поддерживали её мать и две младшие незамужние сестры, которые жили вместе.

И потянусь дни ожидания. С утра и до вечера мама упорно думала только о муже, чем бы она автоматически не занималась. И даже во время сна мозг не отключался. Ежедневно она ждала весточку с фронта…  

Долгое время никаких известий не было. 

Все сведения, которые приведу дальше, это результат моего поиска, переписок с архивом госпиталя Санкт-Петербурга, Подольским архивом, с Моздокским РВК, с группой «Поиск» города Мичуринска и её руководителем Мединским. Мой сын ездил в архив города Подольска лично. Результат поиска – добытые документы. У нас есть книга «Он не пропал, он погиб за Родину», где на странице 300 немного написано о папе.

Он был в рядах защитников Сталинграда. О том, что там творилось, написано и рассказано много. В этой мясорубке 10 марта 1942 года отец  получил сквозное пулевое ранение левой голени с повреждением костей. Находился на лечении с 8 апреля 1942 года   в СЭГ № 290.

Фронтовой сортировочный  эвакогоспиталь (СЭГ) № 290 Западного и 3-го Белорусского  фронтов. Это был огромный и боевой госпиталь. Папа вспоминал, что основной состав этого фронтового госпиталя – свыше тысячи человек - женщины. Возраст – от вчерашних школьниц до убелённых сединой врачей и медицинских  сестёр. На лечении в нём перманентно находились до трёх тысяч раненых бойцов. Персонал буквально творил чудеса. Они не только лечили, но и строили, когда требовалось, лечебные городки под землёй. Ведь приходилось менять дислокацию. Делали всё для обеспечения быта раненых.

Папа всегда с благодарностью вспоминал этот госпиталь. Здесь его поставили на ноги. Я проследила путь раненого отца по документам: ОМСБ №266, дата поступления не указана,  ППГ №481 с 12.03.42 года,  ППГ №1764 в городе Калинине с 20.03.42 года,  ЭГ № 1025 с 24.03.42 года, из которого выбыл, когда и куда не указано.

А пока папа странствовал по госпиталям, на Ставрополье было отправлено извещение: «26 ноября 1942 года  Ваш муж, Беляев Илларион Тихонович, пропал без вести в Хуторе Шарнутовский Садовского района Сталинградской области».

 Что пришлось пережить маме? Трудно представить. Но она не сдалась, ждала, верила, что вернётся. И чудо свершилось! Пришло письмо из госпиталя, написанное рукой папы. Он сообщал, что жив, что раны его заживают и что скоро рядовой Беляев продолжит свой фронтовой путь.

С февраля 1943 года принимает участие в Краснодарской наступательной операции. 12.02.1943 года освобождает Краснодар.

С 15.08. 1943 года и по 15.11.1943 года (до получения ранения) находился в составе  3-его Украинского фронта , 177 стрелковый полк  2-й батальон 46 армия на Криворожском направлении.

Выписка из истории болезни: «15 ноября 1943 года рота 4-го батальона, в составе которой находился связист  Беляев И.Т., пошла на сильно укреплённые позиции немцев в селе Красное  Божедаровского района Днепропетровской области. Связист Беляев, устраняя порыв на телефонной линии, при перебежке был тяжело ранен. Получил сквозное пулевое ранение левой стопы с повреждением плюсневых костей. Находился  на излечении в ПМП № 177 стрелкового полка  с 15.11.1943 года. В ОМСБ № 392 -  с 18.11.1943 года.  С 21 ноября 1943 года - в эвакогоспитале № 3976, из которого выбыл  1января 1944 года в часть. Основание: подлинная история болезни № 692  ЭГ 3976».

В это время  мама получила вторую похоронку, где было написано:  боец убит,  похоронен на Южной окраине станицы Мелорадовка Божедаровского района Днепропетровской области.

Подкосились ноги, зашумело в голове. Но мама  стойко выдержала и это испытание судьбы.

-Нет, это неправда! – твердила она. – Я чувствую, что он жив! Я чувствую это!

И продолжала надеяться. 

Оказалось, мама права. И снова в дом пришла радость: письмо с фронта, написанное рукой папы. На этот раз мама долго не решалась открыть письмо, а вдруг оно было написано раньше, чем пришла похоронка? Одна из сестёр решилась: «Ну, что ты ждёшь? Долго ты будешь так сидеть?!» Она взяла из её рук треугольник и проверила на штампе дату отправки. О, счастье! Дата  красноречиво говорила: письмо отправлено после похоронки! Жив! Жив!

Папа писал из госпиталя, что ему уже лучше, что идёт на поправку после ранения.  Передавал всем приветы.

Эвакогоспиталь № 3976 в тот момент располагался в   Днепропетровске. В нём долечивались тяжелораненые бойцы, которые перед этим уже прошли не один госпиталь.

Ногу папе восстановили. Он снова встал в строй, продолжил воевать.

Но на этом испытания не закончились.

Подлинные строки из истории болезни № 8453. Эвакогоспиталь  № 1546: «16 февраля 1944 года батальон 89-й стрелковой бригады 3-го Украинского фронта пошёл в наступление с целью освободить село Швейцарка Николаевской  области. Связист Беляев, передавая приказание командира батальона, 26 февраля 1944 года при перебежке был тяжело ранен. Сквозное пулевое проникающее ранение разрывной пулей левой половины грудной клетки».  

На этот раз обошлось без похоронки. Но мама почувствовала неладное. Сначала она молчала о своём предчувствии, потом начала метаться, молиться, видеть папу во сне.

-Ох, тяжко ему, - приговаривала она, - тяжко, я чувствую.

Ему действительно было плохо. Грань жизни и смерти была так тонка…

И снова начался путь из госпиталя в госпиталь. Находился в МСБ № 32 с 26.02.1944 года. В ППГ № 5250 с 27.02.1944 года. В  ЭГ № 2613, ЭГ № 1684 и с 16 марта 1944 года - в ЭГ № 1546, из которого выбыл 12 августа 1944 года  в батальон выздоравливающих на 30 суток.  Основание: подлинная история болезни № 8453 ЭГ №1546. Эвакогоспиталь № 1546 был одним из 41 военного госпиталя, располагавшихся в Баку в годы войны. В них одновременно находились на лечении  до 31400 раненых. Чем хороша была там система, так это специализацией госпиталей. Иллариона Тихоновича поместили к «лёгочникам». И он уверенно шёл на поправку после тяжелейшего ранения.

Получив письмо от мужа, мама не могла оставаться дома. Она собралась и поехала к нему повидаться, посмотреть на него своими глазами. Но тут начинается смешная история, которая пересказывается в нашей семье уже много лет. После трудностей дороги, нервных перегрузок мама при встрече начала «чудить». Папа рассказывал, что она при встрече вместо того, чтобы обрадоваться, что он выжил, поднялся на ноги, и броситься к нему со слезами радости, начала его отчитывать. Она ожидала его увидеть «чик - на вычик», а он вышел к ней порядком обросшим, осунувшимся. В общем, не таким, каким она привыкла его видеть. И начала мама «обижаться»: сначала выговорила ему, почему не следит за собой, почему так опустился. И то было не так и это - не эдак. Папа - быстрее бриться, прихорашиваться. А она уже «удила закусила», никак не остановится. Пошли по городу пройтись. Зашли в фотоателье. Просил он её сфотографироваться с ним. Но нет! Всё никак отойти не могла, вредничала. Так и сфотографировался папа один и с товарищем. Потом мы спрашивали маму, почему она так поступила. Не смогла ответить. Улыбалась только. Вот такая история.

Отец участвовал в обороне Сталинграда, в  боях на Кавказе, Кубани. Дошёл до Берлина. Принимал участие в боях за его взятие. Имел ряд благодарностей от командования. В действующей армии был до июня 1945 года. После войны вернулся к семье  в Моздокский район. Но  жить там не смог. Сказались тяжёлые последствия ранения в лёгкое. Пришлось вернуться на родину.  Обосновались в Аркадаке.  Старшие дети пошли в школу. Появились послевоенные дети. Построили свой небольшой дом.  До ухода на пенсию папа работал, хотя имел инвалидность. Сначала – в сапожной мастерской, потом – в ремстройучастке, на пенсию ушёл со спиртзавода.

Прожил достойную жизнь.  О войне рассказывал нечасто. Как и многие участники войны, он был немногословным! Я думаю, он не хотел бередить память или для него было тяжело  вспоминать  то, что видел.

Наверно, у папы были награды, но они не сохранились, мы играли ими и растеряли. Но вот одна награда сохранилась. Она так и не нашла его при жизни. Это орден Красной Звезды. 13 июня 2013 года мне было вручено  за папу удостоверение к этому ордену.  

Папа умер 20 марта 1978 года. Сказались перенесённые ранения и развившиеся после заболевания. Но остались мы, его дети. А теперь уже живут его внуки и правнуки.  В нашей семье было пятеро детей. Двое довоенных, Виктор и Валентина. И трое – послевоенных: Галина, Татьяна и Ольга.

Виктор работал на авиационном заводе в Саратове, потом связал свою судьбу с армией. Валентина живёт в Новошахтинске, всю жизнь проработала на швейной фабрике. Муж – шахтёр. В их семье двое детей, четверо внуков, трое правнуков.

Галина после окончания техникума работала на Саратовском химкомбинате, потом переехала в Ярославль. Работала в конструкторском бюро на шинном заводе. Я проработала последние 30 лет в санэпидемстанции Аркадака. Младшая Ольга - в Москве, она у нас всю трудовую жизнь проработала крановщицей.

У папы и мамы было пятеро детей, четверо внуков, шесть правнуков. У них всегда были очень хорошие взаимоотношения. Их семья стала примером для нас, когда мы создавали свои семьи.

Мама, Наталья Тимофеевна Беляева, умерла в 1995 году. Она умела ждать и берегла нашего отца. Поэтому он вернулся с войны, и родились мы, трое его послевоенных детей. После таких тяжёлых ранений он всё-таки прожил 33 года, вырастил, выучил нас. Мы все получили специальности, состоялись в жизни.

Я горжусь, что имя отца увековечено: оно занесено в Книгу Памяти Южной Осетии.

Имя отца добавлено в проект «Дорога памяти».  

Может кто-то из его односельчан, знакомых прочитает то, что я написала о нём, и вспомнит Иллариона Тихоновича Беляева. Он был добрым, простым деревенским мужиком! Такие, как он, и шли в основном составе защитников   Родины.  Мы гордимся им и  храним память о нём!

Татьяна Шапкина, Аркадак.

 

Комментарии