30 Сентября description 01:13
Вернуться назад

15:08

30.04

0 183

Речной танкист Пётр Каптюхин

Недавно получила сообщение от учителя Грачёвской школы Татьяны Клевачевой. Она просила подтвердить, является ли Пётр Дмитриевич Каптюхин, 1923 года рождения, моим отцом.

- Да, - ответила я.

Тогда она переслала мне скан документа, найденного в военном архиве. Я читала строки из наградного листа, и невольные слёзы текли из глаз. Передо мной стоял образ нашего скромного и спокойного папы, который никогда не хвалился своими военными заслугами. А ведь был он мотористом бронекатера! В годы войны  моряки с горькой шуткой называли его консервной банкой, в моторном отсеке которой даже нельзя было встать в полный рост! Это я узнала недавно. А папа не просто воевал, но и смог выжить в этих условиях.

Вот строки из наградного листа, что прислала мне моя землячка из Грачёвки:

"Каптюхин Пётр Дмитриевич, звание - гвардии краснофлотец, должность - моторист БКА-75 1-го ГДБКА. Представляется к ордену Отечественной войны I степени за поддержку фланга армии в районе Смедерово, Зимун и за прорыв к Белграду. В операции по уничтожению огневых точек противника в порту и городе Смедерово, катер от прямых попаданий снарядов получил несколько пробоин. Товарищ Каптюхин под сильным огнём противника, когда катер обстреливался даже с ручного оружия, заделал пробоину в носовом кубрике и снова продолжал исполнять свои обязанности. Носовое орудие, в расчёт которого входит товарищ  Каптюхин, уничтожило пять огневых точек противника. Также был нанесён большой урон живой силе и технике противника".

Я вспомнила, как сидели мы рядышком с папой, и он рассказывал мне о том бое. Он говорил: "Всё пылало в огне. Стоял октябрь 1943 года. Немцы били с воздуха, с суши. Шёл бой и на воде. Но мы всё-таки взяли Белград и окружающие территории!"

На одной из пристаней в центральной части Волгограда можно увидеть интересный памятник. Он является частью мемориального комплекса на Мамаевом кургане. На постаменте стоит плоскодонный баркас с висящими "усами" якорей. На этих якорях любят раскачиваться подростки. Судно производит странное впечатление. Во-первых, понимаешь, что оно небольшое и совсем незащищённое. И одновременно поражаешься тому, что в носовой части установлена башня от танка Т-34. К чему тут эта башня?

Вот это-то судно как раз - бронекатер БК-13. По-другому его ещё называли "речной танк". На таком бронекатере воевал наш отец.

Его призвали на военную службу в 1942 году и отправили на учёбу в Сталинград, чтобы получить специальность моториста бронекатера (БК). Постигать азы профессии моториста бронекатера пришлось без отрыва от боёв. За это был награждён медалью "За оборону Сталинграда".

В детстве я мало понимала, что такое бронекатер, как на них воевали. И сейчас не расскажу. Лучше меня давно всё рассказали те, кто сам воевал или был свидетелем этих событий. Маршал В.И. Чуйков, например, сказал:  "Если бы их (бронекатеров и моряков) не было, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия".

Папа рассказывал, что в светлое время суток бронекатера скрывались в многочисленных затонах и притоках Волги, прячась от налётов вражеской авиации и смертоносного артиллерийского огня (днём немецкие батареи с кургана простреливали всю акваторию, не оставляя морякам ни единого шанса пристать к правому берегу). Ночью начиналась работа - под прикрытием темноты катера доставляли в осаждённый город подкрепление. Одновременно совершали дерзкие разведывательные рейды вдоль занятых немцами участков побережья. Оказывали огневую поддержку войскам, высаживали десанты в тылу врага, проводили обстрелы немецких позиций. Всё это была работа личного состава с виду небольших и слабо защищённых судёнышек. Каждый день моряки рисковали своей жизнью.

Летом 1943 года, когда город лежал в руинах, - погрузив свои "речные танки" на железнодорожные платформы, моряки отправились на Запад, вслед за убегающим противником.

"Учёба" у отца и таких же, как он, ребят с бронекатеров, закончилась. Их распределили по воинским частям. Но предварительно выдали с собой сухой паёк: сахар, хлеб, тушёнку, махорку. Свои сахар, хлеб и тушёнку он отдал голодным сталинградским детям.  Махорку, так как не курил, обменял на хлеб у курящих товарищей. Этого ему хватило в качестве сухого пайка. Папа был непритязательным человеком.

Следующее место службы у Петра Каптюхина - Азово-Дунайская флотилия, моторист БКА-75, который участвовал в высадке морского десанта. Папа отвечал за "сердце" своего катера - моторный отсек. А когда высаживался десант, подавал тяжёлые снаряды из бомболюка к орудию катера. Оно должно было подавлять огневые точки противника, чтобы помочь десантникам захватить рубеж на берегу.

Катер был загружен до предела (десантники, боезапас). При подходе к берегу, катер причаливал как возможно ближе. Моряки-десантники бросались в воду и, зажав ленточки бескозырок зубами, шли в атаку с криками: "За Родину, за Сталина". А с бронекатера артиллерийский расчёт  "поливал" огнём врага, помогая десантникам. Немцы их сильно боялись.

Боевой путь отца шёл от Азовского моря по Дунаю и до Днестра.

Победу он встретил в Вене. Горожане засыпали победителей цветами, пели песни "Катюша", "Синий платочек". Это было потом… А до этого бронекатера высаживали десанты, чтобы биться за Керчь, Эльтиген, Тамань. Но их топили, а десант погибал, так как враг на всевозможных возвышенных местах устраивал сильные огневые укрепления. Но и  эти плацдармы были взяты.

На папу приходили три похоронки. В этой круговерти он чудом остался жив. В одном из походов от экипажей трёх бронекатеров остались всего шесть человек. Они вышли из окружения по суше. Среди выживших был и мой папа. Он под нательным бельём вынес знамя своего корабля.

Но остаться в живых в подобной ситуации было половиной дела. Требовалось доказать, что ты не враг и не предатель. Но прошёл проверку у "особистов" и продолжал служить дальше.

Папа всегда плакал, когда рассказывал о войне.

Его уважали сослуживцы, ласково называя Петюхой. Хорошо к нему относился и парторг дивизиона, хотя папа был беспартийный.

После окончания войны папа ещё три года служил на флоте. Вернулся домой в 1948 году. Женился на нашей маме (в девичестве Капкиной) Валентине.

Мы любили нашего отца.  Он прошёл тяжелейшие испытания во время войны и умел ценить жизнь. Папа с нежностью и любовью заботился о маме и о нас, его детях. Наши заботы он считал важными и уважал наши человеческие качества. Нам с братом он своими руками делал из дерева лыжи и санки.  Он всю душу вкладывал в нас, и совсем не задумывался о себе. Вернувшись из армии и женившись, он не сразу снял армейское обмундирование. Ходил в нём пешком в Аркадак учиться на тракториста и комбайнера.

В колхозе работал на тракторе. От колхоза трудился на лесозаготовках в Костроме. Заготавливали лес для строительства домов. После председатель выделил и ему лес для постройки дома. Этот дом стоит до сих пор (уже 65 лет). В этом доме выросли я, брат Саша и сестра Лена. Надворные постройки, сделанные его руками, стоят до сих пор.

Когда мы учились в школе, папа проверял у нас домашние задания. По вечерам я читала ему газеты "Красная звезда" и "Правда". Он в это время не сидел без дела, ремонтировал обувь. Делал это не только себе, но и другим людям, кто попросит.

Он один из первых, кто в селе провёл в доме водяное отопление и сделал водопровод. Сколько себя помню, папа всегда был в трудах, и на работе, и в домашнем хозяйстве.

В колхозе работал на тракторах и комбайнах, пока не заболел туберкулёзом. Мама выходила его, и после этого он стал работать на конюшне. Смотрел за лошадьми, кормил, поил, чистил. Лошадей было много, и ему дали помощника, паренька Серёжу. Он его жалел очень, оберегал от тяжёлой работы, старался всё сам. От тяжёлой работы случился инфаркт.

По болезни получил 3 группу инвалидности. В колхозе работать уже не мог. Помогал маме по дому.

В этот период произошло одно важное событие для нас. В 1974 году на имя папы пришёл конверт с гербовой печатью. Это было письмо от адмирала флота, доктора исторических наук Николая Кузнецова. Он  описывал боевой путь их дивизиона. Там было несколько вопросов, на них папа отвечал, а я с его слов записывала. Также была просьба прислать военное фото. Потом вышли книги мемуаров "Там, за проливом - Керчь", "Эльтиген", "Дунайско-Днестровские воды".

29.11.1979 года папы не стало. Это было большой потерей и для нас, детей, и для мамы. Прекрасный отец, заботливый муж, человек, который очень ценил свою семью, - таким мы запомнили его. Но не только для семьи, и для окружающих людей он был хорошим человеком. Наш отец, Каптюхин Пётр Дмитриевич, всегда и везде был на хорошем счету. Всё село провожало его в последний путь. Дорога к нему не зарастает травой и сейчас. Могила его всегда ухожена, на ней - цветы.

Мы гордимся своим папой, дедушкой, помним, любим и чтим память о нём.

Мама сейчас живёт у сестры Лены и зятя Саши. Они взяли её к себе, хотя сами жили в общежитии. Сейчас у них свой дом и мама живёт с ними. Ей 90 лет. Она до сих пор хранит военный билет и орденскую книжку папы.

Награды Петра Дмитриевича Каптюхина: орден Красной Звезды, медали: "За отвагу", "За взятие Будапешта", "За оборону Сталинграда", "За освобождение Белграда", "За взятие Вены", "За победу над Германией".

А орден Отечественной войны I степени он не получил. Как значится в рассекреченных архивах, в соответствии  с приказом Министра обороны РФ от 8 мая 2007 года "О рассекречивании архивных документов Красной Армии и Военно-Морского флота за период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов", вместо ордена его наградили за тот подвиг медалью "За отвагу". Приказ подразделения № 6 от 27.11.1944 года. Архив ЦВМА, единица хранения 1010, № записи 51357298.

Галина Захарова (Каптюхина), г. Майкоп.

Комментарии