26 Ноября description 01:45
Вернуться назад

11:18

25.05

0 217

Нечеловеческая тяжесть на женских слабеньких плечах…

 

С первого дня войны девушки моего родного села Львовки рвались на фронт.  Они создали отряд добровольцев, маршировали по селу с песнями, учились метко стрелять. Но на фронт попала лишь одна из них, Мария Трофимовна Шелухина. Ей посчастливилось, она вернулась.

На памятнике погибшим воинам в селе есть  две женские фамилии: Букоткина Мария Васильевна и Серебрякова В.С. Букоткина Мария Васильевна родилась в Полухино в многодетной семье. Её отец в 1937 году был арестован и в 1939 году расстрелян в Балашове. В начале 70-х годов дочери, Евдокии Васильевне, проживающей в селе Львовке, пришёл документ о его реабилитации. Мария Васильевна ушла добровольцем на фронт в 1943 году, а 7 апреля 1945 года погибла в Польше. Воевала и её сестра Прасковья Васильевна, воевали братья Семён и Тимофей. Тимофей умер в плену 19 декабря 1941 года, 318-й лагерь военнопленных, местечко Ламсдорф. Дети воевали, несмотря на то, что власть так жестоко обошлась с их семьёй. И это была не рабская покорность вождям, как пытаются представить массовый героизм советских людей зарубежные историки, а стремление защитить свою страну, свой народ от врага. Так повелось исстари на земле русской.

Данных о Серебряковой В.С. пока нет, известно только, что она уроженка  Ивановки.

Но извечное предназначение женщины - это быть матерью, хранительницей домашнего очага. И как бы ни болело натруженное тело, муки душевные были в сто раз сильнее. 178 наших мужчин ушли на фронт. И каждого дома ждала женщина - мать, жена, сестра, любимая.  Первые похоронки в село начали приходить уже в июле 41-го года. За войну погибло 97 наших односельчан. Почти в каждую семью приходили похоронки, а в некоторые скорбные известия приходили не единожды.  Агафья Михайловна Лапина получила похоронку на мужа Лапина Василия Тимофеевича и трёх сыновей Гаврилу, Петра,  Ивана. Где взяла эта женщина силы, чтобы пережить такую трагедию?! Татьяна Гавриловна Капкина  получила извещение, что два её сына - Пахом и Тимофей -  пропали без вести. До конца своих дней мать верила, что они живы.

Женщины села Львовки. Они обладают самыми лучшими чертами русской женщины: трудолюбием, самоотречением, мудростью и верностью. Несколько мужчин из села призвали  в военные лагеря ещё до войны. А когда началась война, одна из жён получила сообщение, что до отправления на фронт они будут в Балашове. Тогда Екатерина Тимофеевна Капкина,  Мария Ефимовна Кровякова,  Матрёна Евлампьевна Кровякова, Евдокия Зиновьевна Папкова, Степанида Давыдовна Елистратова, Анна Фёдоровна Молодчинина,  Анастасия Тимофеевна Копылова (Чугунова), Елизавета Петровна Ускова собрали в узелки продукты, носильные вещи и пошли пешком на Балашов, чтобы увидеть мужей. Каково же было их разочарование, что солдат уже отправили на фронт! Отдав свои узелки чужим мужьям, остававшимся в лагерях, они опять пешком пошли домой. А так как все продукты оставили, то чтобы питаться в дороге, им пришлось побираться "Христа ради".

Милые мои землячки. Я всматриваюсь в ваши молодые и прекрасные лица на довоенных фотографиях и восхищаюсь вами. Как вы вынесли все испытания военного времени,  работая за себя и за мужа, воспитывая детей, и каждый день высматривая почтальона с весточкой от любимого?

Долгое время Елизавета Петровна Ускова не получала известий о муже. Наконец пришло долгожданное письмо с фронтовой фотографией. Алексей Прокофьевич сообщал о том, что долго выходил из окружения. Сейчас находится в Москве и осваивает какой-то новый вид вооружения.  После этого было ещё несколько писем, а в декабре 1943 года он пропал без вести.

Уже после войны дочь Алексея Прокофьевича Римма слышала от односельчанина Семёна Сергеевича Молодчинина рассказ о том, что он прошёл вместе с её отцом до Дона, затем получил ранение. Больше они не виделись.

Евдокии Зиновьевне Папковой единственное письмо от мужа пришло из-под Гомеля. В нём он сообщал, что идёт беспощадный бой, задействованы и пехота, и танки, и кавалерия. Если останется жив - напишет. Больше писем не было. В сентябре 1941 года жена получила извещение, что Папков Иван Тимофеевич пропал без вести. Потом объявился однополчанин  - житель  Ольгино -  Тимофей Шапкин. И если до этого у Елизаветы Петровны была хоть призрачная, но надежда, что муж жив, то он, участник того боя, сказал: "Не надейся и не жди".

35 женщин в селе остались вдовами. Малая часть из них обрели своё счастье в повторном браке, но большинству о былом счастье напоминали лишь фотографии на стене. 

Несколько раз через село проходили солдаты, которых отправляли на фронт. На ночлег их размещали по домам. Женщины, чем могли, кормили их, отдавали носильные вещи, топили для них бани. Выпаривали солдатские вещи от вшей, стирали бельё, а затем ещё пропаривали утюгом. Каждая из них втайне надеялась, что где-то чья-нибудь добрая душа позаботится и о близком для неё мужчине.

Довоенные фотографии женщин  села Львовки. Молодые, счастливые, беззаботные лица. Платья - по моде тех лет. Видно, как жаждали мои односельчанки счастья, любви, семьи. Целая жизнь ждала их впереди! Но все надежды смяла и растоптала война.

Замерло село. В нём остались женщины, подростки, старики и дети. Вот эта "рать" должна была выполнять главную задачу:  кормить фронт и тыл в то тяжелейшее время.

Нестерпимо тяжело работалось первую страду. Машины, лошади мобилизованы на фронт, основной тягловой силой стали быки и даже коровы. На быках сеяли, пахали, вывозили выращенное зерно, на коровах бороновали пашню. Урожай 1941 года превзошёл себя: рожь стояла высотой с круп лошади. Всё трудоспособное население выходило в поле. Женщины большую часть урожая косили вручную крюками. Среди косарей были  Екатерина Тимофеевна Капкина, Афимия Захаровна Наумкина, Елизавета Петровна Ускова, Татьяна Семёновна Нежникова и многие другие. Крючья - такая коса с деревянными зубьями. При косовице этим приспособлением колоски ложились ровно, один к одному. Правда, чтобы махать такой косой целый день, нужна была неженская сила.

Работали женщины и в животноводстве. И там условия труда были не легче, чем в поле. Надо было готовить корма, чтобы прокормить не только колхозный скот, но и эвакуированный с оккупированных территорий. Силосные ямы рыли вручную, на силос косили траву, тростник. Трамбовали быками. Затем засыпали ямы землёй, а зимой долбили мёрзлую землю ломами, чтобы откопать силосные ямы и  кормить скот. На водопой зимой гоняли к реке, предварительно прорубив проруби.

В январе 1942 года в районе открылись курсы для обучения женщин на трактористок. Ушедших на фронт мужчин на тракторах заменили женщины Варвара Сергеевна Капкина (Молодчинина),  Ксения Архиповна Папкова, Евдокия Макаровна Маслова, Мария Сергеевна Серёгина (Мартынова),  Евдокия Александровна Китаева. На комбайны сели  Ольга Алексеевна Бабаева,  Лидия Васильевна Капкина (Лапина).

Техника в те времена тоже была рассчитана на мужскую силу. Трактора заводили вручную с рукоятки. Моя мама, Варвара Сергеевна Капкина (Молодчинина), проработала на тракторе 5 лет, с 1942 по 1947 годы. В семье как реликвия хранится её трудовая книжка тракториста за 1947 год.

С ранней весны и до поздней осени работали женщины на тракторах в поле. Семейные уходили ночевать домой, незамужние жили на полевом стане. Работали две смены: ночь и день, сменившись, спали на нарах в полевой будке. Если ломался трактор, деталь пешком несли в Ивановскую МТС, ждали, когда починят, и пешком возвращались обратно. Пахали до той поры, пока земля не замёрзнет. Мама вспоминала, что когда трактористки спали осенью в будке, наутро волосы примерзали к подушке.

Даже на заправке работала женщина - Матрёна Зиновьевна Лискина (Наумкина). Работа заправщицы была очень тяжёлой. Приходилось в то время молоденькой девчонке одной разгружать пятидесятикилограммовые бочки с горючим. Чтобы не портить свою одежду, Матрёна носила юбку из мешковины, которая так промаслилась, что стояла колом. Заправляла технику она не только на полевом стане, но и подвозила горючее в поле.

Работая на страну, продавая произведённую в колхозе продукцию государству по твёрдым ценам, сельчане ещё платили налоги из личных хозяйств в качестве госпоставок. До каждого личного подсобного хозяйства был доведён план госзакупок, который необходимо было выполнить, чего бы это ни стоило. Иначе придётся отвечать по законам военного времени. Кроме этого были ещё и займы в виде облигаций, они уже выкупались за деньги.

Даже имея личное подсобное хозяйство, огороды, люди села  жили впроголодь. Сын Матрёны Зиновьевны Лискиной Николай Яковлевич вспоминал рассказ матери о том, что работая зимой на ферме и стараясь заглушить голод, она выбирала из привезённой гороховой соломы горошины и поедала их. В результате заразилась геморрагической лихорадкой. Выжила чудом.

Страна оборонялась, побеждала, восстанавливала освобождённые территории. Всюду нужны были хозяйские женские руки. И где только ни трудились наши односельчанки! На рытье противотанковых окопов под Саратовом работали  Вера Михайловна Ускова, Евдокия Митрофановна Молодчинина  (несмотря на то, что у неё дома оставались маленькие дети).

После освобождения Сталинграда женщин нашего села Александру Ивановну Журавлёву, Евгению Киреевну Борисову отправили на восстановление тракторного завода. Александра Ивановна получила известие из дома, что тяжело заболела мать. Домой её не отпустили, она уехала самовольно, за что просидела в тюрьме 4 месяца.

Нину Максимовну Капкину, Веру Артёмовну Золотарёву, Марию Степановну Маслову, Елену Макаровну Маслову отправили на Колыму на золотые прииски. Они отработали на приисках весь срок в невыносимых условиях. Плохо одетые, на сильном морозе выполняли тяжелейшую работу. Живы остались чудом. Отработав положенный срок, два месяца добирались до дома.   Пешком,  на попутках.

Милые мои односельчанки, вы тоже были бойцами, это тоже фронт, только трудовой, тяжёлый, изнурительный, с безразмерным рабочим временем. Родина по достоинству оценила ваш ратный подвиг. Варвара Сергеевна Капкина (Молодчинина) и Мария Андреевна  Лапшова награждены медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Но были и другие "награды". Работая в архиве, я нашла протокол заседания правления колхоза "Россия" за № 4 от 24.03.1951 года. В нём записано: "За отказ от работы трактористом вместо ушедшего в ряды РРКА колхозника исключить из членов колхоза Ксению Архиповну Папкову и выслать за пределы Саратовской области. Назначить трактористом Варвару Сергеевну Молодчинину. В случае невыхода на работу обсудить на общем собрании".

Это 51-й год. Вернулись с фронта мужчины, подростки стали парнями. И не нашлось ни одного, чтобы сесть на трактор? Вспомнили опять о трактористках военного времени? К счастью, были в селе и трезвые головы. В протоколе заседания правления колхоза от 22.09.1951 г. есть запись: "Назначать заправщиком  К.А. Папкову".

Был ещё один вопиющий случай в нашем селе в конце 50-х годов. За невыход на колхозные работы в течение нескольких дней вдове солдата Арине Васильевне Кашковой бригадир распорядился перепахать огород. Это в начале лета. Лук у неё на огороде стоял, как камыш, картошка зацветала. Соседские женщины, видя такое, стояли на меже и плакали. Это значило, что вдова погибшего с сыном остались без продуктов. Выживай, как хочешь. И некому было заступиться, её заступник Кашков Яков Васильевич пропал без вести в октябре 1943, защищая Родину.

Низкий вам поклон, мои односельчанки! За то, что выстояли, вынесли всё на своих хрупких плечах, вырастили детей в невероятно трудное и голодное время, за то, что умели ждать, верить в лучшее и безмерно прощать! Этот рассказ - малая толика долга перед вами и вашим трудовым и человеческим подвигом следующих поколений.

Татьяна Солодун, село Львовка.

Комментарии